Новости
Главная » Новости » ДОЛЯ НЕФТЕГАЗОВЫХ ДОХОДОВ В ЭКОНОМИКЕ УВЕЛИЧИЛАСЬ

ДОЛЯ НЕФТЕГАЗОВЫХ ДОХОДОВ В ЭКОНОМИКЕ УВЕЛИЧИЛАСЬ

Минэкономразвития в мае дал положительную оценку состоянию экономики России по ключевым экономическим показателя.

В целом в 2017 г. внешнеторговые позиции России отчасти восстанавливались: экспорт услуг вырос на 14% (до 57,8 млрд долл.), импорт – на 19% (до 88,9 млрд долл.). Однако докризисный уровень пока не достиг- нут: экспорт по итогам 2017 г. составил 82% от 2013 г., импорт – 69%. Главными нашими партнерами на рынке услуг остаются страны ЕС, на них приходится 47% импорта и 39% экспорта. Доля Украины в обороте услуг сокращалась, доля Турции – возрастала.

Оценивая сформулированную в майском указе задачу по повышению к 2024 г. экспорта услуг до 100 млрд долл., эксперты отмечают, что для этого необходим его ежегодный рост в среднем на 9%. Указывая, что прошлогодний рост имел во многом восстановительный характер, они приходят к выводу, что достижение искомых темпов едва ли возможно, если исходить из равномерного увеличения экспорта во всех сферах услуг. Рассматривая его структуру, эксперты условно делят экспорт на консервативные услуги (возможный рост ниже среднего), базовые и прогрессивные (выше среднего). К консервативным отнесены финансовые и страховые услуги (рост ограничен санкциями), а также транспортные (сопряженные со значительными капиталовложениями), а к базовым и прогрессивным – телекоммуникационные услуги, плата за пользование интеллектуальной собственностью и др. Прогнозная оценка: для достижения искомого результата необходимо добиваться ежегодного роста в 9% по экспорту базовых услуг, 4–5% – консервативных и 12–15% – прогрессивных услуг.

В свою очередь, исследователи данные опросов промышленных предприятий, связанные с их предпочтениями и планами в отношении импорта техники, оборудования и материалов. Упомянув подготовленный Минпромторгом обширный список продукции, которую госкомпании не смогут закупать за рубежом без согласования с правительственной комиссией по импортозамещению, они отмечают положительную реакцию российских производителей тех товаров, которые попали в этот список. Однако и без таких административных мер российская промышленность проявляет либо вынуждена проявлять повышенный интерес к отечественным машинам и оборудованию. В пользу такого вывода, по мнению наших экспертов, говорят ре- зультаты опросов в 2011 и 2018 гг.

Несмотря на девальвацию рубля и санкции, Западная Европа сохраняла лидирующие позиции среди поставщиков машин и оборудования для российских предприятий (77% закупок в 2011 г. и 71% – в 2018 г.). Отечественные поставщики, занимая второе место, фактически не улучшили за это время своих позиций. Зато доля предприятий, закупавших американское и японское оборудование, снизилась с 33 до 22%. Китайские же и индийские поставщики выиграли – рост с 19 до 35%. Доля поставщиков из стран СНГ упала, прежде всего, из-за сворачивания торгов- ли с Украиной.

Однако вышеприведенные данные – о фактических закупках. Что касается предпочтений наших предприятий, то в 2018 г. уже половина из них хотела бы закупать отечественное оборудование (почти двойной рост показателя за прошедшие семь лет), а вот американские и японские поставщики понесли наибольшие потери с точки зрения желания покупателей получить их продукцию (с 40 до 27%). При этом самыми желанными остаются западноевропейские машины и оборудование (69%). А минимальные предпочтения проявляются в отношении продукции из Китая и Индии – 8% (такое же отношение и к продукции из стран СНГ), и здесь очевидна серьезная разница между тем, что наши предприятия хотели бы покупать и тем, что они реально покупают.

И, наконец, показательны данные в отношении инвестиционных планов предприятий – машины и оборудование каких стран они планировали закупать в 2011 г. и каких – собираются в ближайшие годы. Если в прошлом западноевропейская продукция занимала в этих планах уве- ренное первое место (72 против 50% предприятий, намеревавшихся закупать российское оборудование), то в 2018 г. показатели сравнялись – по 65% того и другого. То есть по крайней мере в количественном отношении политика инвестиционного импортозамещения имеет успех, отмечают авторы. Вдвое (до 35%) выросла доля предприятий, планирующих закупки оборудования у Китая и Индии, что является признаком перехода на более дешевое, доступное, хотя и менее качественное оборудование. Что сами предприятия прекрасно осознают: разрыв между их желаниями (предпочтениями) и планами очевиден – хотели бы по- купать такое оборудование лишь 8%, а планируют – 35% (в 2011 г. это со- отношение выглядело как 4 и 18%). Такого рода разрыв между предпочтениями и планами имеет место и в отношении российской продукции, только он значительно меньше.


В I квартале 2018 г. уровень доходов федерального бюджета превысил уровень аналогичного периода 2017 г. Увеличились нефтегазовые поступления при одновременном сокращении ненефтегазовых доходов. Уровень расходов снизился относительно января-марта 2017 г., что позволило обеспечить профицит федерального бюджета.

По оперативным данным Казначейства РФ, за I квартал 2018 г. доходы федерального бюджета выросли на 0,5 п.п. ВВП, или на 441,9 млрд руб. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это обусловлено ростом нефтегазовых поступлений на 341,8 млрд руб., или на 0,9 п.п. ВВП вследствие повышения цены на нефть марки Urals с 52 долл./барр. до 65 долл./барр. Нефтегазовые доходы, полученные в I квартале 2018 г., составили 33,9% от прогнозируемого годо- вого объема.

Дополнительные нефтегазовые доходы за январь-март 2018 г., рас- считанные в соответствии с вступившими в силу бюджетными правила- ми как разница между фактическим поступлением и расчетным на основе базовой цены на нефть, составили 734,8 млрд руб.

Динамика ненефтегазовых доходов федерального бюджета за январь- март 2018 г. по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года в долях ВВП отрицательная: доходы сократились с 10,3 до 9,9% ВВП при росте в номинальном выражении на 100,1 млрд руб. (кассовом исполнение – 22,7% от прогнозируемого годового объема). В результате в структуре доходов федерального бюджета произошли изменения в сторону увеличения нефтегазовой компоненты с 41,8 % за I квартал 2017 г. до 45,6 % за январь-март 2018 г.

Расходы федерального бюджета за I квартал 2018 г. сократились относительно января-марта предыдущего года как в номинальном выражении (на 154,5 млрд руб.), так и в долях ВВП (на 2,2 п.п. до 16,4% ВВП) за счет снижения непроцентных расходов.

Профицит федерального бюджета по итогам I квартала 2018 г. составил 1,8% ВВП против дефицита в 0,9% ВВП за аналогичный период 2017 г., одновременно сократился и ненефтегазовый дефицит – с 8,3 до 6,5% ВВП. Однако без учета дополнительных нефтегазовых доходов, то есть при базовой цене на нефть, дефицит бюджета за первые три месяца текущего года составил бы 330,6 млрд руб., или 1,5% ВВП, а ненефтегазовый дефицит – 2190,3 млрд руб., или 9,8% ВВП. Таким образом, профицит федерального бюджета за I квартал 2018 г. обеспечен исключительно за счет увеличения фактической цены на нефть по сравнению с базовой. Такая ситуация говорит о необходимости расширения мер по наращиванию ненефтегазовых доходов.

В целом за январь-март 2018 г. налоговые доходы вырос- ли на 0,7 п.п. ВВП, или на 458,2 млрд руб. относительно I квартала предыдущего года. Наибольший рост поступлений отмечается по НДПИ – на 0,7 п.п. ВВП. По внутреннему и импортному НДС также увеличились доходы относительно I квартала 2017 г. соответственно на 0,1 и 0,2 п.п. ВВП. Доходы по налогу на прибыль также выросли на 0,2 п.п. ВВП. Поступления доходов от внешнеэкономической деятельности увеличились на 0,1 п.п. ВВП к январю-марту 2017 г. до 3,2 п.п. ВВП.

Существенно сократились в I квартале 2018 г. относительно соответствующего периода 2017 г. поступления акцизов на отечественные товары – на 0,6 п.п. ВВП, или на 114,3 млрд руб., в основном за счет снижения поступлений на табачную продукцию на 127,2 млрд руб.; по импортным акцизам динамика не изменилась.

Динамика кассового исполнения федерального бюджета за I квартал 2018 г. по основным налоговым поступлениям, за исключением акцизов, позитивна. Исполнение бюджета составило: по налогу на при- быль – 25,8%, по внутреннему и импортному НДС – 28,7 и 22,1% соответственно, по вывозным таможенным пошлинам – 24,1%, по внутренним и импортным акцизам – 16,5 и 18,2% соответственно от прогнозируемых годовых объемов.

Расходы федерального бюджета за январь-март 2018 г. сократились на 2,2 п.п. ВВП относительно соответствующего периода 2017 г. (табл. 3) за счет снижения финансирования по разделу «социальная политика» на 2,2 п.п. ВВП, или на 368,0 млрд руб., и по статье «пенсионное обеспечение» – на 419,8 млрд руб. Снижение расходов федерального бюджета на пенсионное обеспечение связано с ростом собственных доходов ПФР, в том числе по страховым взносам на 123,9 млрд руб., и снижением объемов межбюджетных трансфертов на 340,0 млрд руб.

Объем государственного внутреннего долга по итогам I квартала текущего года сократился на 13,9 млрд руб. и на 1 апреля 2018 г. составил 8675,7 млрд руб., в то время как объем государственного внешнего долга вырос на 1565,9 млн долл. до 51393,2 млн долл.

0

Автор публикации

не в сети 22 часа

Alexey Shershnev

0
Комментарии: 1Публикации: 110Регистрация: 28-06-2017
Автор: Alexey Shershnev
Теги

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Укажите согласие на обработку персональных данных.
captcha
Генерация пароля

Login

Register | Lost your password?
X